сезон

(no subject)

В комментариях к этому посту вы можете оставить любые свои контакты – ящик, телефон, почтовый адрес, e.t.c, если считаете, что мне это нужно знать, или если это может пригодиться вам. Кроме того, здесь можно написать все, что вам хотелось бы мне сказать.

(думаю, даже и нет смысла упоминать, что все комментарии скрываются)
сезон

(no subject)

Я научилась ездить на велосипеде только в 27 лет. "Я научилась" или же "меня научили"? С одной стороны всю свою жизнь придерживаюсь мнения, что только ты сам - мерило своего познания и умения, с другой же - как отказать, как измерить плотность нежности, приятия и поддержки, в самом ее прямом смысле - под пятиточие, когда уже почти летишь с высоты рамы в канаву?

Если говорить о всех дарах Любви (пусть будет с большой буквы, чего уж), то именно велосипед стал для меня когда-то ключом к свободе, лучшим способом полосатить этот долгий мир и, иногда, поворотом ключа для мозговых шестерней.

Можно было бы поговорить здесь о мудрости и опыте, и о том, что дети/подростки не ценят дар - слишком легко оно им дается, нет той хрустальной ценности, золотого яблока возможностей и вложенных воспоминаний. Но нет, я не о том.

В этом журнале я всегда говорила языком магии и снов. Плохонькой магии, да и слова не всегда были хороши, но тут всегда был полдень и яркое солнце, и пыльная дорога и пахнет, пахнет яблоками, спелыми и сочными, и немного - солью, а еще присушенной травой и старой резиной. Я вернулась, чтобы припарковать свой байк у дороги Он тоже заслужил свое место здесь, где нет времени и нет ответственности, да и страха на самом-то деле нет.

По новым правилам журналы теперь сжигают спустя пол-года? Насовсем, да? Мне кажется, это был бы славный конец для всех этих буков и для меня и для этого моего одного единственного дня, растянутого на годы туда и сюда. Так странно, что я зашла сюда именно в тот день, когда было введено это правило - поверила бы в символы и судьбу, но мне по возрасту не положено. Ну да что есть, то есть. Но писать тут так сладко...
сезон

(no subject)

Это было со мной некогда, но не думала, что вновь случится: приезжать в Петербург как в гости, останавливаться не в своем доме, а у друга. Так не должно было быть - мне всегда казалось, что у меня что-то вроде договора с Городом, я буду жить в нем, стареть в нем и кану однажды в водах, у одного из мостов, предположительно Петра Великого, но есть шанс, у Банковского. И опять не так вышло. Почему ни одно из тех пророчеств, которые я делала о себе не сбылось? Другие-то сбывались.
сезон

(no subject)

Кольцо ночей смыкается. Не знаю, как в ваших городах, но вот в Петрограде-городе чувствуешь себя как будто в пасти волка, глядишь изнутри как сжимаются челюсти. Впрочем, в пасти хотя бы было бы тепло, говорит мне внутренний мой скептический голос. Существуют ли ледяные пасти-пропасти?
Пришла тут в голову мысль посчитать в различных культурах соотношение адов ледяных и адов пылающих. Что-то мне подсказывает, граница преобладания тех или других пойдет вдоль умеренных широт. Нужно обладать развитым воображением, что бы вообразить ледяной ад сидя где-то посереди джунглей. То есть, я не говорю, что этого нельзя сделать, но, скажем так, это не первоочередное решение. А вот в наших краях – напротив, самым логичным вариантом представляется мне мрачная ледяная равнина, бесконечный снег и ветер, пробирающий до костей, и вой неведомых чудовищ в темноте. Думаю, народы, жившие тут в старые времена имели в своем арсенале страшных историй нечто подобное.
И раз ночи становятся темными и долгими, сейчас пришло самое время для историй. Знаете, из тех историй, которые рассказывают ночью, у огня – о героях, богах и чудищах, неведомых сокровищах, коварстве, предательстве, победах и утратах. Если у вас есть такие истории – можно рассказывать их прямо тут, и вовсе не обязательно, что бы эти истории были придуманы вами – хорошему рассказчику не грех повторить за другим. Ну и я могу рассказать о чем-нибудь, если спросите, у меня когда-то лежала дома старая, пыльная книга мифов и легенд, не помню и тысячной части их, но авось что-то вспомнится…
сезон

(no subject)

Что-то вы, господа/дамы игроки как-то не торопитесь участвовать в этом сезоне.
http://jillian-ler.livejournal.com/132211.html
Неужели темы слишком накрученные? Или дел слишком много? Ну я-то ладно, с меня пользы - клок, разве что понаблюдать и почитать, но на вас я очень надеюсь :-)
сезон

из позавчерашней лекции

Мне некогда казалось, что люди, профессионально занимающиеся языком должны быть свободными. Собственно, именно это когда-то привело меня из семиотики в семантику, от восхищения искусным словом к сопереживанию неискусному. Думаю, именно этот переход, это превращение сделало меня тем человеком, которым я являюсь сейчас и, стало быть, помешало стать кем-то еще, но сравнивать это ныне, еще и при отсутствии каких бы то ни было параметров практически невозможно.

Так вот, они должны быть свободны в том смысле, что если близко видеть эту стену, стену из слов, которыми мы опоясываем события, людей, годы, лица, если видеть кирпичики и склейки, то совершенно невозможно путать эти стены с объектами реального мира, кое-где проглядывающими отсветами внеязыковой реальности. Я не знаю, как можно быть расистом, например, потому что я знаю, как именно расизм был собран из слов. Я не вижу человеческой разницы между собой и ближним своим, но я могу продать и Женственность, и Мужественность - в любой комплектации, с поправкой на эпоху и стиль. Слово обступает со всех сторон и запирает. Наша одежда собрана из слов, мы едим и пьем слова, наше время методично перетирается в буквы. Если отставить слова в сторону - кто остается? Будет ли он свободным?

Как вы уже поняли, ответ очевиден - нет. Свобода - это тоже одно из слов, вкусное слово с отличным продажным потенциалом. Кем и чем становится человек вне слов - я просто даже боюсь представить.
сезон

Игры 2011 - начало

Ну что, дорогие мои и читатели, и друзья. По независящим от меня причинам сбежать от вам мне в ближайшую неделю не выйдет, а раз так, не разомкнуть ли нам уста, и не наточить ли перья? Предлагаю вам такую бумагопортящую игру:
работаем
Collapse )
Ler

Демоны, траченные молью (баечка)

С этим дневником меня не так уж и много связывает. Несколько десятков человек, которых я ни в коем случае не хочу терять, пара десятков строк текста, которые я считаю достойными прожить годик-другой, и осколки, ошметки, обертки каких-то старых тайн, секретов, не стоящих выеденного яйца и прочего всякого мусора, который по каким-то причинам скапливается в прорехах, и вытрясти который как обычно не хватает времени.

Хранить такие «сокровища» мне давно уже не к лицу: это нелепо, не по возрасту, да и кто, как не я в каждой капле осмысленного текста кричу о том, что говорить надо чисто и ясно. Но, видимо, это один из моих частных демонов.

С годами их стало проще выделять среди всех прочих. Когда-то они были новенькими, хрустели как банкноты и совершенно не отличались от прочих демонов и людей. Но со временем и я обветшала, и они прохудились. Кто-то перекипел и полопался и теперь ходит весь в трещинах. Кто-то стал бездомным и смотрит на меня укоризненно поверх газет. Кто устал ломать комедию и теперь мрачно топает следом. Да, я прямо-таки вижу, как они обветшали и вымотались. Бродяжье племя.
Collapse )
сезон

(no subject)

Еще вдруг пришло в голову, что мерилом взрослости в первую очередь является способность к прощению.

Ну, это-то как раз сомнительная новость. «Да, что-то размяк старик» - многие иногда так думают, глядя на старых друзей (тут бы ввернуть метафору о том, что стальной блеск в глазах теперь заменен блеском легко подбегающих к векам слез, но вы же не думаете, что я буду утруждать себя и громоздить эту плоховыточенную метафору)

Но я-то как раз о другом. Что среди многих нас, мирно стареющих (устаревающих?) по-прежнему бегают какие-то полу-бессмертные недобоги, злые и резкие в словах, верные своим обидам, черно-белые, отважные и безжалостные. За секрет вечной молодости тела многие уплатили бы цену земного шара. Не стану благородно врать, и я среди таких. Но и за секрет такого стальной молодости духа я бы тоже отсыпала монеток. Не для себя – мне такого не надо и даром, и не ради других – я вообще не люблю «ради». Но было бы любопытно понять, как это работает.
сезон

август

Вот и август наступил. Тяжелый, солидный, круглобокий. С этими душными многоцветными солнечными днями и холодной липкой моросью предосеннего дождя в конце. Есть что-то умиротворяющее в этой монотонии сезонов. Кажется, что если запрячешься понадежнее, то можно жить вечно, год за годом, от августа к февралю и еще через один поворот. Надо только уметь прятаться.
***

Мне кажется главная, застарелая болезнь нашего нынешнего эстетического ширпотреба в том, что искусство воспринимается в оппозиции к здоровью и рассудку. «Гениальное безумие» - так говорят. Но если посмотреть на художественные высказывание людей душевнобольных, то это так же редко будет связано с гениальность как и в среднем по популяции. Это странные вещи и страшные, но в них нет настоящей эстетики, той, о которой мы постоянно говорим, пытаясь вывести некую Истину от искусства. Другими словами, любые поиски искусства через ОТРИЦАНИЕ здоровья порочны от основания. Заметьте, об отрицании нормы я не говорю – это другая линия. Но почему-то их часто смешивают.

***
Именно в августе накатывает вдруг (вдруг ли?) эдакая потрясающая леность ума. Сидишь себе, пишешь и пишешь так, будто ты один в целом свете. Вот выше, например, следовало бы сослаться на «Критику и Клинику» или «Историю безумия в классическую эпоху» - и там и там были какие-то созвучные слова, и еще много где…но зачем утруждать себя, когда ты – как спелое яблоко, мгновение назад упавшее с ветки на террасу – точка стабильности еще не достигнута, блики по поверхности скользят, потом замрут и выцветут. Августовский дождь начнется.